Raoris  Neora

Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS
[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Школы » Гурджиев. Платон. » Вельзя.
Вельзя.
piligrimДата: Сб, 09-01-21, 11:24 | Сообщение # 1
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 391
Статус: Offline


Георгий Гурджиев.


Георгий Иванович Гурджиев ( 14 января 1866, в других источниках 1874, 13 января 1877 или 28 декабря 1872, Александрополь, ныне Гюмри, Армения — 29 октября 1949, Нёйи-сюр-Сен, Франция) — российский философ греко-армянских корней, мистик, духовный учитель, писатель, композитор, путешественник и вынужденный эмигрант, чья деятельность была посвящена саморазвитию человека, росту его сознания и бытия в повседневной жизни, и чьё учение среди последователей получило название «Четвёртого пути»

Гурджиев был послушником Сармунского братства (1899—1900 и 1906—1907; англ. Sarmoung Brotherhood‎) и основателем «Института гармонического развития человека» (1917—1925).


Что действительно может случиться, так как по-русски, так сказать, «тонкости» философских вопросов не могут быть выражены, а я намерен коснуться их в моих писаниях также достаточно полно, тогда как по армянски хотя это и возможно, однако, к несчастью всех армян, употребление этого языка для современных понятий те­перь уже стало совсем непривычным. Чтобы облегчить горечь моей внутренней раны, вслед­ствие этого я должен сказать, что в моей ранней юности, когда я стал интересоваться и был весьма озабочен филоло­гическими вопросами, я предпочитал армянский язык всем другим, на которых я тогда говорил, даже моему родному языку.

Этот язык был тогда моим любимым, главным образом потому, что он был самобытным и не имел ничего общего со смежными или родственными языками. Как говорят ученые «филологи», все его тональности были присущи ему одному, и согласно моему пониманию, даже тогда он соответствовал психике людей, составляю­щих эту нацию.Почтито же самое можно сказать о моем родном язы­ке, греческом, на котором я говорил в детстве и, как можно сказать, «вкус автоматической ассоциативной силы» которого я еще сохраняю.

Я могу теперь, пожалуй, выразить на нем все, что захочу, но применять его для писания мне нельзя из-за простой и достаточно смешной причины, что кто-то должен переписывать мои писания и переводить на другие языки. А кто это может сделать? Могу уверенно сказать, что даже наилучший знаток гре­ческого не в состоянии в достаточной степени точно по смыслу и адекватно по форме изложения выразить в сво­ем переводе то, что мною было бы написано.

Итак,с целью избежать какого-либо непонимания из-за этой «врожденности», данные для которой образова­лись в существе современного человека, очевидно благода­ря его частому посещению кино, а также благодаря его никогда не пропускаемому удобному случаю бросить взгляд на прелестниц противоположного пола, я хочу, чтобы эта моя начальная глава обязательно была отпечатана вышеупомянутым способом, — так, чтобы всякий мог прочесть ее всю, не разрезав страниц самой книги.

В противном случае книгопродавец будет, как говорят, «придирчивым» и наверняка снова станет действовать в согласии с основным принципом книготорговцев вообще, формулируемым ими так:

-«Ты будешь больше простофи­лей, чем рыбаком, если позволишь уйти рыбе, которая попалась на приманку», и откажется взять обратно книгу, страницы которой вы разрезали.

Я нисколько не сомнева­юсь в подобной возможности; действительно, я вполне ожидаю такого недостатка совести со стороны книготор­говцев.

- «Когда ты в Риме, веди себя как римлянин», я решил, чтобы не вый­ти из гармонии с обычаем, установленным здесь в Европе, клясться в обычной беседе, и в то же самое время посту­пать согласно заповеди, которая провозглашает священ­ными устами св. Моисея «не употреблять святых имен понапрасну», использовать один их тех примеров «вновь испеченных» модных языков настоящего времени, именно английского, и поэтому с того времени я начал в необхо­димых случаях клясться моей «английской душой».

Та-та-та!..

Я уже чувствую, что в вашем «ложном» — но, согласно вашему понятию, «истинном» — сознании начинают возбуждаться, подобно «ослепленным мухам», все главные данные, переданные вам по наследству от ва­шего отца и матери; полнота этих данных, всегда и во всем, по меньшей мере порождает в вас импульс — тем не менее, крайне хороший — любопытства, как в данном случае, разузнать насколько возможно быстрее, почему я, то есть новичок в писаниях, чье имя еще даже ни разу не упоминалось в газетах, внезапно стал столь уникальным.

Не беспокойтесь!
Я лично очень рад возникновению этого любопытства хотя бы только в вашем «ложном» со­знании, так как уже знаю из опыта, что этот импульс, недостойный человека, может иногда перейти из этого со­знания в натуру и стать достойным импульсом — импуль­сом желания знания, которое, в свою очередь, содействует лучшему восприятию и даже более близкому пониманию сущности какого-либо объекта, на котором, как это иног­да случается, может сосредоточиться внимание современ­ного человека, и, следовательно, я даже готов с удоволь­ствием удовлетворить это любопытство, которое возникло в вас в настоящий момент.

Профессиональные писатели обычно начинают такие введения с обращения к читателю, полного всякого рода напыщенно-высокомерных и, так сказать, «подслащен­ных» и «надутых» фраз гооворя откровенно, лично я внутренне различаю центр моей исповеди не в моей нехватке знания всех правил и приемов писателей, но в отсутствии обладания тем, что я назвал «литературным языком хорошего тона», обязательно требуемого в современной жизни не только от писате­лей, но также от каждого простого смертного.

Что касается первого, то есть моей нехватки знания различных правил и приемов писателей, я не очень рас­страиваюсь. И неочень расстраиваюсь потому, что теперь подобное «невежество» в жизни людей стало тоже в порядке вещей. Такое благодеяние возникло и теперь пышно расцветает повсюду на Земле, благодаря той чрезвычайно новой болез­ни, от которой в течение последних двадцати — тридцати лет, по той или иной причине, заболевает подавляющее большинство из всех тех людей трех полов, которые спят с полузакрытыми глазами и чьи лица представляют во всех отношениях плодородную
почву для всякого рода прыщей.

Эта странная болезнь проявляется в том, что если больной несколько образован и если его рента выплачива­ется за три месяца авансом, то он (она или оно) неминуе­мо начинает писать либо некоторую «поучительную статью», либо целую книгу.



Хорошо зная об этой новой человеческой болезни и ее эпидемическом распространении на Земле, я, как вы дол­жны понять, имею право допустить, как сказали бы ученые медики, иммунитет к ней, и что вы не будете явно негодовать в отношении моего незнания правил и при­емов писателя. Это понимание внутренне заставляет меня сделать центром тяжести моего предостережения мое незнание литературного языка.

Я должен добавить, по-моему мнению, обеспечивает много возможностей стать кандидатом прямо в «Ад» — допуская, конечно, что такие люди могут посредством своего Бытия усовершенствовать себя хотя бы до такой степени; по той причине, что, ничего не зная о себе, они пишут всякого рода «трескучие фразы» и, автоматически приобретая этим авторитет, становятся почти одним из главных факторов, значимость которого растет год от года, еще более расшатывая и без того уже крайне слабую психику людей.



Слово, откровенно говоря, само по себе не пред­ставляет особой ценности, но за каждым словом есть «не­что», что превышает все слова и все ценности.

Умение разглядеть и прочувствовать это «нечто» намного важнее умения и способности слушать, и если кто-либо в конце концов овладеет этим в высшей степени необходимым для непрерывного самосовершенствования умением, тот смо­жет достойно использовать и свою более низкую способ­ность — способность выражать понимаемое с помощью го­лосовых связок. Кроме того, современные языки, все без исключения, настолько испорчены теми людьми, которые по каким-либо причинам почему-то считают себя причаст­ными к «знатокам» языка, что с их «помощью» эти са­мые современные языки окончательно потеряли свои пос­ледние божественные функции. В современной цивилиза­ции грамматика некоторых языков настолько сильно ис­кажает смысл того, что писатель хочет передать, что читатель, особенно если он иностранец, лишается после­дней возможности уловить смысл даже простеньких мыс­лей, который, если его выразить по-иному, то есть без этой грамматики, мог бы быть еще понят.

Грамматика современных языков в большинстве случаев построена искусственно, в то время как древняя история показывает нам, что она всегда постепенно формировалась самой жизнью. Мое изучение этой истории доказало мне, что прежде язык содержал точно соответствующие слова для всех переживаемых действий, уже установленных в жизни людей, в процессе ее развития. И так продолжалось до тех пор, пока этот язык, достигший за долгие века относительно высокой степени своего развития, постепенно не превратился в очередной предмет мудрствования различ­ных неграмотных выскочек, которые исказили многие сло­ва и многими даже перестали пользоваться только потому, что их созвучие не отвечало требованиям современной грамматики.

Грамматика составлена и продолжает видоизменяться категорией людей, которые в отношении понимания ре­альной жизни и реального языка совершенно неграмотны. Очень скоро, уже в ранние годы, это мое предчувствие (даже не мысль) сформировалось в определенное чувство, и затем, когда я, благодаря этой моей профессии, вошел в контакт со многими людьми различных «типов», во мне начало возникать также убеждение со стороны того, что именуется моим «разумом», что эти языки составлены людьми или, скорее, «грамматиками», которые в отноше­нии знания данного языка точно похожи на тех двуногих животных, которых почтенный мулла Насреддин характе­ризует словами:

«Все, что они могут делать, это — спо­рить со свиньями о качестве апельсинов».

Этого рода люди среди нас, которые превратились, так сказать, в «моль», разрушающую добро, подготовленное и оставленное нам нашими предками и временами, не име­ют ни малейшего понятия, и вероятно, даже никогда и не слышали о крайне очевидном факте, что во время подго­товительного возраста в функционировании мозга всякого создания, в том числе и человека, приобретается особое и определенное свойство, автоматическую актуализацию и проявление которого древние коржоланы называли «зако­ном ассоциации», и что процесс мышления всякого созда­ния, особенно человека, протекает исключительно в соот­ветствии с этим законом. (увы, к сожалению слышали, и стали применять в своих корыстных целях, не из любви к ближнему, а из ненависти ко всему что может быть лучше и чище чем они сами, но как и любая тварь по земле ходячая мнит себя сверх человеком (не привитая в дестве от мании величия) а наоборот тщательно политая на все свои эгоизмы в зачатке в каждом семени, потом взрастив до небывалых размеров как колос на глиняных ногах, соорудив подпорки из массы халуев прислужников впитавших самую грязь всей конструкции эгоцентризма, стала выдавать чужое за свое, луну за солнце, тьму за свет, соорудив огромное количество небылиц за все века ..Платон до Христа.???) Ссылка доступна для пользователей с правами доступа группы Neo. Навигация по сайту Raoris.

Принимая во внимание тот факт, что мне пришлось здесь случайно коснуться вопроса, который позднее стал одним из моих, так сказать, «коньков», а именно — про­цесса человеческого мышления, я считаю возможным, не дожидаясь соответствующего места, предопределенного мною для разъяснения этого вопроса, установить уже те­перь, в этой первой главе


Сообщение отредактировал piligrim - Сб, 09-01-21, 19:41
 
piligrimДата: Сб, 09-01-21, 19:50 | Сообщение # 2
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 391
Статус: Offline
Я сказал «с моей искренней душой», так как недавно живя в Египте и часто общаясь с людьми, которые по всякому подходящему и неподходящему случаю любят употреблять понапрасну всякое священное имя, которое должно принадлежать только внутренней жизни челове­ка, то есть с людьми, которые клянутся бесцельно, я, бу­дучи, как я уже признался, последователем и привержен­цем не только теоретически, — какими стали многие со­временные люди, — но также практически поговорок на­родной мудрости, которые внедрялись столетиями, и, следовательно, поговорки, которые в настоящем случае соответствуют тому, что выражается словами: «Когда ты в Риме, веди себя как римлянин», я решил, чтобы не вый­ти из гармонии с обычаем, установленным здесь в Европе, клясться в обычной беседе, и в то же самое время посту­пать согласно заповеди, которая провозглашает священ­ными устами св. Моисея «не употреблять святых имен понапрасну», использовать один их тех примеров «вновь испеченных» модных языков настоящего времени, именно английского, и поэтому с того времени я начал в необхо­димых случаях клясться моей «английской душой».

Дело в том, что в этом модном языке слово «soul» (душа) и нижняя часть вашей ноги «sole» (подошва) про­износятся и даже пишутся почти одинаково.

Я не знаю как вы, уже являющиеся частично кандида­тами в покупатели моих писаний, но моя особенная нату­ра не может, даже при большом умственном желании, из­бежать негодования при том факте, проявленном людьми современной цивилизации, что самое высочайшее в чело­веке, особенно любимое нашим ОБЩИМ ОТЦОМ-ТВОР­ЦОМ, может быть действительно названо; и в самом деле, весьма часто до того, как даже станет кому-либо ясным, что это такое, оно может быть понято, как являющееся наинизшим и наиболее грязным в человеке.

Итак, довольно заниматься «филологией». Вернемся к главной задаче этой начальной главы, предназначенной, среди других вещей, с одной стороны — возбудить дрем­лющие мысли во мне, равно как и в читателе, и с дру­гой — предостеречь читателя.

Итак, я уже составил в своей голове план и порядок предполагаемых изложений, но какую форму они будут иметь на бумаге, я, говоря откровенно, сам еще не знаю, но в моем подсознании уже определенно чувствую, что в целом они примут форму чего-то, что будет, так сказать, «горячим» и будет иметь влияние на существо каждого читателя так же, как стручки красного перца влияли на бедного закавказского курда.

Теперь, когда вы близко познакомились с историей на­шего общего земляка, закавказского курда, я считаю сво­им долгом сделать признание и поэтому, прежде чем про­должить первую главу, которая служит введением ко всем моим дальнейшим писаниям, хочу привести вас к знанию того, что именуется вашим «чистым пробуждаю­щимся сознанием»; тот факт, что в писаниях, следующих за этой главой предостережения, я разъясню свои мысли намеренно в такой последовательности и с таким «логическим сопоставлением», что суть некоторых истинных понятий может сама собой, автоматически, так сказать, уйти из этого «бодрствующего сознания» — которое боль­шинство людей в своем невежестве принимают за истин­ное сознание, но которое, как я утверждаю и эксперимен­тально доказываю, является фиктивным, — в то, которое вы называете подсознательным и которое должно быть, по моему мнению, истинным человеческим сознанием, и при этом само собой, механически, провести ту трансфор­мацию, которая вообще должна произойти в существе каждого человека и дать ему, из его же иметь, и которые являются свойственными только человеку, а не одно или двухмозговым животным.






Когда узнаешь по делам не Римским,
ты сможешь тут не осуждать а только Знать , --- Осознавать.



Сообщение отредактировал piligrim - Сб, 09-01-21, 20:18
 
Форум » Школы » Гурджиев. Платон. » Вельзя.
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2021